Ппвс о соучастии

УГОЛОВНОЕ ПРАВО
ПРОБЛЕМЫ ОБЩЕЙ ЧАСТИ УК РФ

 О. С. КАПИТОНОВА

ПОНЯТИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ ГРУППЫ

Участие нескольких лиц в преступной деятельности значительно повышает общественную опасность содеянного, причиняет значительный вред объектам уголовно-правовой охраны, влечет более строгое наказание на основании и в пределах, предусмотренных УК РФ.

В УК РФ организованная группа законодателем понимается трояко, а именно: как форма соучастия (ст. 35 УК РФ), как квалифицирующий признак в различных составах преступлений и как самостоятельный состав преступления (ст.ст. 209, 210 УК РФ и др.).

В соответствии со ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Согласно данной статье преступление, совершенное организованной группой, является видом группового преступления. Организованная группа отличается следующими признаками: 1) численностью (не менее двух человек)(1); 2) устойчивостью;      3) целью объединения. Вместе с тем указанные признаки не являются достаточными для отграничения организованной группы от других форм соучастия. Например, такой признак, как численность, присущ и группе лиц, и группе лиц, действующих по предварительному сговору. Кроме того, группа лиц, действующих по предварительному сговору, тоже в определенной степени обладает устойчивостью и создается для совершения одного или нескольких преступлений.

 Поэтому в связи с возникающими вопросами при квалификации действий лиц, совершивших преступления в составе организованных групп, Пленум Верховного Суда РСФСР, Российской Федерации неоднократно принимал постановления, касающиеся данной правоприменительной практики.

Так, еще до вступления УК РФ в силу в постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР «О судебной практике по делам о вымогательстве» от 4 мая 1990 г. № 3 организованная группа рассматривалась как «устойчивая группа из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Как правило, такая группа тщательно готовит и планирует преступление, распределяет роли между соучастниками, оснащает технически…»(2). В постановлении  Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах применения судами законодательства об ответственности за преступления против собственности» от 25 апреля 1995 г. № 5 указывается: «Под организованной группой следует понимать устойчивую группу из двух или более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких преступлений. Такая группа характеризуется,

Стр.23

1. Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г. понимает под организованной преступной группой «структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, с тем чтобы получить, прямо или косвенно, финансовую или материальную выгоду». Особенностью определения выступает коли-чественный признак соучастников организо-ванной группы — не менее трех лиц. При этом под «структурно оформленной группой» понимается группа, которая не была случайно образована для немедленного совершения преступления и в которой не обязательно формально определены роли ее членов, оговорен непрерывный характер членства или создана развитая структура.

2. Бюллетень Верховного Суда РСФСР. 1990. № 7. С. 7.

как правило, высоким уровнем организованности, планированием и тщательной подготовкой преступления, распределением ролей между соучастниками и т. д.» (п. 4)(1).

После вступления в силу УК РФ одним из первых было принято постановление Пленума Верховного Суда РФ « О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм» от 17 января 1997 г. № 1, в котором были рассмотрены признаки организованной группы через призму бандитизма, т. е. как устойчивой вооруженной группы из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан или организации. Об устойчивости банды могут свидетельствовать, в частности, такие признаки, как стабильность ее состава, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений(2).

Представляется правильной позиция А. Ю. Чупровой и С. И. Мурзкова, которые считают, что «постоянство форм и методов преступной деятельности» никак нельзя отнести к отличительным признакам организованной группы. Данное положение основывается на том, что как раз организованная преступная группа оказывается способной к использованию сложных способов совершения преступлений, к их постоянному изменению и совершенствованию. Поэтому о постоянстве форм и методов преступной деятельности как одном из признаков организованной преступной группы, а банда является, несомненно, одним из видов такой группы (с учетом характера вооруженности), говорить не приходится(3).

Следующая попытка определить признаки организованной группы сделана в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1, в котором указано, что организованная группа — это группа из двух и более лиц, объединенных умыслом на совершение одного или нескольких убийств. Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее подготавливает орудия убийства, распределяет роли между участниками группы(4).

Трудно не согласиться с точкой зрения В. М. Быкова, который пишет, что указанные в данном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ определения и признаки организованной группы также не полностью отражают ее суть и не отграничивают от преступной группы, совершающей преступление по предварительной договоренности (п. 2 ст. 35 УК РФ), так как планирование преступления, подготовка орудий преступления и распределение ролей между членами преступной группы может иметь место и при совершении преступления группой лиц по предварительному сговору(5).

Кроме того, Постановление Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» от 27 января 1999 г. № 1, в отличие от предыдущих, необоснованно сужает понятие организованной группы, поскольку указывает на то, что лица объединяются для совершения одного или нескольких убийств, а не для совершения одного или нескольких преступлений вне зависимости от тяжести последних. Как свидетельствует судебно-следственная практика, организованные группы за период своего существования могут совершать преступления как небольшой и средней тяжести,

Стр.24

1. Сборник постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. М., 1999. С. 212.

2. Там же. С. 517.

3.

Группа и ее интерпретация в решениях Верховного Суда РФ (Иванов Н.)

Чупрова А. Ю., Мурзков С. И. Квалификация преступлений, совершенных организованной группой // Российский следователь. 2000. № 6. С. 28.

4. Судебная практика к Уголовному кодек-су Российской Федерации / под общ. ред. В. М. Лебедева. М., 2011. С. 137.

5. Быков В. М. Уголовная ответственность за организацию преступного сообщества (преступной организации) // Российский следова-тель. 2000. № 6. С. 20.

так и тяжкие и особо тяжкие: преступления против личности, в сфере экономики, против общественной безопасности и общественного порядка, против государственной власти, а также против военной службы.

В соответствии с постановлением Пленума Верховного Суда РФ «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» от 27 декабря 2002 г.   № 29 организованная группа характеризуется устойчивостью, наличием в ее составе организатора (руководителя) и заранее разработанного плана совместной преступной деятельности, распределением функций между членами группы при подготовке к совершению преступления и осуществлении преступного умысла(1).

Подобную точку зрения поддерживают и ряд авторов, которые предлагают считать одним из основных признаков организованной группы наличие организатора группы, осуществляющего подбор соучастников, распределяющего роли между ними и т. п., или руководителя, обеспечивающего целенаправленную, спланированную, слаженную деятельность как группы в целом, так и каждого ее участника(2).

Однако наличие в составе организованной группы организатора (руководителя) не всегда является отличительным признаком, поскольку в правоприменительной практике имеются случаи, когда такая группа состоит из двух лиц, которые объединились для совершения ряда преступлений, являясь одновременно организаторами преступной группы и соисполнителями преступлений.

И, наконец, в постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности» от 9 февраля 2012 г. № 1 в очередной раз раскрыто содержание «организованной группы», под которой понимается устойчивая группа из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Об устойчивости организованной группы могут свидетельствовать большой временной промежуток ее существования, неоднократность совершения преступлений членами группы, их техническая оснащенность и распределение ролей между ними, длительность подготовки даже одного преступления, а также иные обстоятельства (например, специальная подготовка участников организованной группы).

Анализируя указанные постановления Пленума Верховного Суда РФ, можно прийти к выводу, что сложные вопросы квалификации преступлений, совершенных организованными группами, не остаются без внимания. В то же время не приведены исчерпывающие признаки организованной преступной группы, поэтому на практике допускаются определенные ошибки в толковании и применении уголовно-правовых норм, содержащих признаки форм соучастия. Кроме того, уголовно-правовые понятия подменяются криминологическими, в связи с чем отсутствует единообразное понимание норм уголовного закона.

Одни авторы под организованной группой понимают совокупность свойств, преимущественно криминологического характера, например таких, как сплоченное объединение лиц, обладающих специфическими преступными навыками (наклонностями), связями, опытом(3), длительность существования группы либо создание группы с целью продолжительной преступной деятельности, стабильность состава и постоянство форм

Стр.25

1. Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2003. № 2. С. 3.

Гаухман Л. Д. Ответственность за преступления, совершенные в составе организованных групп. М., 1997. С. 7.

3. Магомедов А. А., Гаджиев С. Н. О некоторых уголовно-правовых аспектах организованной преступности // Проблемы повышения эффективности борьбы с организованной преступностью. М., 1998. С. 35.

и методов преступной деятельности(1), длительная подготовка и применение различных технических средств, приспособлений, транспорта, различных ухищрений при сокрытии похищенного имущества(2).

Несомненно, что указанные признаки присущи организованной группе, однако все они могут иметь место при соучастии с распределением ролей и в группе лиц по предварительному сговору.

Другие авторы определяют организованную группу через уголовно-правовые свойства, а именно: наличие ее устойчивости и заранее состоявшегося объединения ее участников для совершения одного или нескольких преступлений, зафиксированного в известном единстве преступного намерения(3).

 В данном случае можно согласиться с Р. Х. Кубовым, который утверждает, что проблема кроется в специфике категорий, с помощью которых законодатель описывает те или иные организационные формы соучастия. Так как эти категории сами по себе являются оценочными, то это приводит к тому, что при раскрытии их содержания происходит смешение уголовно-правовых, криминологических и социологических критериев. В конечном итоге это все оказывает самое негативное влияние на эффективность правоприменительной практики, затрудняя разграничение сложных форм соучастия в конкретных уголовных делах(4).

Таким образом, признаками организованной группы являются:

устойчивость, под которой следует понимать не только системность совершения преступлений, но и длительность подготовки к совершению преступления при тщательном распределении ролей соучастников. Так, Верховный Суд РФ действия подсудимых, учитывая их характер и согласованность, четкое распределение ролей, использование автомашины во время похищения человека и в дальнейших действиях, длительность насильственного удержания потерпевшего в чужой квартире, корыстный мотив преступления, квалифицировал как совершенные в составе организованной группы(5);

наличие предварительного сговора на осуществление преступной деятельности, предполагающего тщательное распределение ролей при совершении преступлений. Так, Судебной коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ было разъяснено, что квалификация преступления, совершенного организованной группой, предполагает, что виновные заранее объединились в устойчивую группу для совершения одного или нескольких преступлений(6);

отношение членов группы к совершенному преступлению, т. е. участники должны понимать, что они входят в устойчивую группу, совершают единое преступление совместно с другими соучастниками для достижения единой цели и роли в данной группе распределяются по заранее выработанному плану.

Исходя из изложенного организованной группой следует считать устойчивую группу, состоящую из двух и более лиц, заранее объединившихся для совершения преступлений.

Стр.26

1. Хмелевская Т. А. Виды групповых преступлений и их классификация по УК Российской Федерации : автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. С. 26.

2. Быков В. Виды преступных групп // Российская юстиция. 1997. № 12. С. 19—20.

3. Галиакбаров Р. Квалификация преступлений по признаку их совершения организованной группой // Российская юстиция. 2000. № 4. С. 47—49.

4. Кубов Р. Х. Разграничение групповых и организованных форм соучастия : научное пособие / науч. ред. В. П. Ревин. М., 2003. С. 15—16.

5. Постановления Президиума и определения Судебных коллегий Верховного Суда Российской Федерации // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1997. № 8. С. 6.

6. Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за второй квартал 1998 года // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 1998. № 11. С. 10.

Жизнь человека является высшей ценностью. Этот принцип закреплен и в общественной морали, и в законодательстве. Поэтому ответственность за умышленное лишение жизни является одной из самых суровых во всех правовых системах мира. Российская правоприменительная практика по рассмотрению дел об убийстве обширна и решает практически все спорные вопросы. Наибольший интерес с практической точки имеет судебная практика по делам об убийстве, которая содержится в обзорах судебных решений, подготавливаемых коллегией по уголовным делам Верховного Суда РФ. Кроме того, пленумом данного судебного органа опубликовано постановление №1 от 27 января 1999 года, подробно регламентирующее порядок рассмотрения дел по ст. 105 ук РФ – «убийство».

Вопросы отграничения убийства от других преступлений

Юридическое понятие «убийство» закреплено в ст. 105 ук рф, согласно которой под убийством понимается умышленное причинение смерти другому лицу. Данное преступление характеризуется прямым или косвенным умыслом виновного лица, то есть убийца осознавал, что его действия приведут к смерти потерпевшего.

На практике нередки ситуации, когда человек умирает в результате какого-либо ранения не в момент его нанесения. И здесь возможно рассматривать совершенное преступление и как убийство, и как причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, ответственность за которое предусмотрена ч. 4. ст. 111 УК РФ. Постановление пленума ВС РФ указывает, что при отграничении данных составов преступлений суд должен исходить из направленности умысла виновного, который выражается в его действиях при совершении преступления, его орудия и способа совершения, характера и количества нанесенных травм и т.д. Если все действия ясно указывают, что преступник намеревался лишить жизни потерпевшего, то он признается виновным по ст. 105 УК РФ. Например, в больницу был доставлен гражданин Н. с многочисленными проникающими ранениями черепа. Через два часа с момента госпитализации он скончался. Судебно-медицинская экспертиза установила, что ранения были нанесены тяжелым и острым предметом, всего было три удара, предположительно топором. В ходе оперативно-розыскных мероприятий был задержан гражданин П., который сообщил, что в ходе драки  с Н. при распитии спиртных напитков он несколько раз ударил его топором. В ходе судебного процесса П. был обвинен по ст. 105 УК РФ, но его адвокат ходатайствовал перед судом о квалификации действий его подзащитного по ч. 4 ст. 111 УК РФ. Адвокат ссылался, что ранения были нанесены в ходе драки, а смерть потерпевшего наступила не сразу. Суд, анализируя данные экспертизы, а также информацию об орудии преступления и его мотивах принял решение не изменять квалификацию и признать П. виновным по ч. 1 ст. 105 УК РФ – убийство.

Также большое значение имеет отграничение убийства по ст. 105 УК РФ от других преступлений, результатом которых также является причинение смерти другому лицу. В настоящее время Уголовный кодекс содержит следующие составы преступлений, где объективную сторону преступления составляет лишение жизни другого лица:

  • Ст. 106 УК РФ – убийство матерью новорожденного ребенка.
  • Ст. 107 УК РФ – убийство, совершенное в состоянии аффекта.
  • Ст. 108 УК РФ – убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны, либо превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление.

В данных составах преступлений виновное лицо также имеет косвенный умысел на причинение смерти потерпевшему, но при этом у него есть смягчающие обстоятельства, которые носят объективный характер. Если же смягчающие обстоятельства, характеризующие какой-либо из указанных составов, отсутствуют, то действия квалифицируют по ст. 105 УК РФ. К примеру, по подозрению в совершении преступления, предусмотренного ст. 106 УК РФ, была задержана гражданка Щ. Из материалов дела следовало, что Щ. родила девочку, роды прошли в специализированном медицинском учреждении. Спустя пять дней мать и новорожденная были выписаны домой, так как никаких показаний для дальнейшего нахождения в медицинском учреждении не было. Через три дня после выписки мать Щ. обнаружила внучку с разможенной головой без признаков жизни. Задержанная пояснила, что после родов у неё развилась депрессия, которая стала причиной агрессии к новорожденному ребенку. В один из приступов она взяла дочку и бросила на пол. В ходе судебного процесса была проведена судебно-психиатрическая и судебно-психологическая экспертиза Щ., обе экспертизы не выявили депрессивного состояния, но при этом эксперты установили, что Щ. злоупотребляет спиртными напитками. Учитывая заключения экспертизы, суд переквалифицировал действия Щ. со ст. 106 УК РФ, на ч .1 ст. 105 УК РФ. В определении суда было указано, что нахождение в состоянии алкогольного опьянения не является смягчающим обстоятельством при совершении убийства. Кроме того, Щ. осознавала в момент совершения преступления свои действия и желала наступления смерти своей дочери, что доказывало и её поведение в ходе следствия.

Совет: совершение убийства со смягчающими обстоятельствами характеризуется не только условиями его совершения и психическим состоянием виновного, но и его дальнейшими действиями после преступления. Например, если после убийства в состоянии аффекта подозреваемый ведет себя спокойно, не раскаивается в содеянном, не паникует, а тем более пытается скрыть следы преступления, то велика вероятность, что его действия могут быть расценены как умышленное убийство.

Квалифицированные составы

Ч. 1 ст. 105 УК РФ предусматривает ответственность за совершение так называемого «простого убийства», совершенного из ревности, хулиганских побуждений, на почве личных неприязненных отношений и т.д.

Однако данное преступление может иметь и иной характер, когда действия преступника носят большую угрозу для общества, чем умысел на причинение смерти одному лицу.

Так как квалифицированному составу относится убийство, совершенное группой лиц. При этом в постановлении Пленума ВС РФ указывается, что под группой подразумевается два и более лица, при этом важно, чтобы эти лица принимали непосредственное участие в убийстве. В судебной практике по делам об убийстве под непосредственным участием понимается:

  • Нанесение ранений потерпевшему, при этом не имеет значение наступление смерти именно после них;
  • Удерживание потерпевшего;
  • Создание препятствий потерпевшему для обороны.

Согласно указанного постановления, не признается убийством совершенным группой лиц при его совершении по заказу. Данные действия следует квалифицировать в отношении исполнителя по п. «з» ч. 2 ст. 105 УК РФ убийство совершенное из корыстных побуждений или по найму, а в отношении заказчика по статьям за подстрекательство и пособничество в совершении преступления. Важно отметить, что для привлечения к ответственности за убийство из корыстных побуждений или по найму не имеет значение, получил ли виновный желаемые блага или плату за совершенное преступление.

Совет: корыстным убийство может признано не только с целью получить прямые материальные выгоды, но и иные. Например, убийство с целью устранить конкурента на вакантное место. При этом важен именно мотив корысти, который необходимо отграничивать от зависти или мести.

Также к квалифицированному составу относится убийство с особой жестокостью. Постановление Пленума ВС РФ разъяснило, что следует понимать под особой жестокостью. Убийство признается совершенным с особой жестокостью в случае:

  • пыток, истязания, глумления над потерпевшим;
  • особых страданий потерпевшего в процессе наступления смерти, например, сожжение заживо, множественные ранения, сдавливание тяжелыми предметами и т.д.
  • совершения убийства в присутствии близких потерпевшего.

Все действия преступника в данной ситуации охватываются составом преступления, предусмотренного п. «д» ч. 2 ст. 105 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации. Так, стороной обвинения при рассмотрении дела об убийстве было заявлено ходатайство о привлечении обвиняемого к ответственности не только по ч. 1. ст. 105 УК РФ, но и по ст. 117 УК РФ – истязание. Государственный обвинитель сообщил, что обвиняемый К. в течение дня периодически наносил потерпевшему У. множественные удары палкой и цепью от бензопилы. Вечером он также начал избивать У., но после нескольких ударов заметил, что тот не подает признаков жизни. Таким образом, указал гособвинитель, в действиях К. усматривается два состава преступления: истязание и убийство. Однако суд не согласился с доводами обвинения и квалифицировал действия К. по п. «д» ч. 2 ст.

ПОНИМАНИЕ ВЕРХОВНЫМ СУДОМ РФ ГРУППЫ ЛИЦ СООТВЕТСТВУЕТ ПРИНЦИПУ СПРАВЕДЛИВОСТИ

105 УК РФ – «убийство, совершенное с особой жестокостью». Суд указал, что все действия К. имели один умысел – причинить смерть потерпевшему У., поэтому истязание и убийство образуют единый состав преступления, предусмотренный указанной статьей.

Также к квалифицированному составу относится убийство, сопряженное с изнасилованием. Как указывает постановление пленума ВС РФ, совершением такого убийства признается убийство:

  • при непосредственном совершении изнасилования;
  • в качестве мести за сопротивление;
  • с целью скрыть совершенное изнасилование.

При этом постановление указывает, что действия виновного следует квалифицировать как по ст. 105 УК РФ, так и по ст. 131 УК РФ. Кстати, судебная практика по делам об изнасиловании содержит аналогичное указание.

На сегодняшний день судебная практика по делам об убийстве охватывает практически все возможные ситуации совершения данного преступления. Однако анализ судебных решений по данной категории дел показывает, что значительное число убийств совершается в сочетании с другими преступными деяниями. В том числе и такими, которые не образуют квалифицированного состава убийства, а значит, подлежат самостоятельной квалификации. Отметим, что в последнее время совершение убийства часто сочетается преступлениями несколько иной направленности. Например, в практике некоторых судов были рассмотрены дела, где подозреваемым кроме обвинения по ст. 105 УК РФ – убийство, было предъявлено обвинение по ст. 330 УК РФ – самоуправство. Иногда в практике судов встречаются ситуации, когда подозреваемый в убийстве обвиняется не только в этом преступлении, но и в преступлении экономической направленности.

Все эти факты делают судебную практику по рассмотрению дел об убийстве чрезвычайно важной для всех участников правоприменительного процесса, так как особенностью современной преступности является её разноплановость, что требует всестороннего изучения всех обстоятельств преступления.

ПОНЯТИЕ ОРГАНИЗОВАННОЙ ГРУППЫ

Глава 7. Соучастие в преступлении

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 10 июня 2010 г. N 12

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ОБ ОРГАНИЗАЦИИ ПРЕСТУПНОГО СООБЩЕСТВА (ПРЕСТУПНОЙ ОРГАНИЗАЦИИ) ИЛИ УЧАСТИИ В НЕМ (НЕЙ)

 
    В связи с возникшими вопросами о применении законодательства об уголовной ответственности за создание преступного сообщества (преступной организации) в целях совместного совершения одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений либо за руководство преступным сообществом (преступной организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а равно за участие в преступном сообществе (преступной организации) Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации,
 

постановляет:

 
    1. Обратить внимание судов на необходимость точного выполнения требований закона, предусматривающего уголовную ответственность за создание преступного сообщества (преступной организации) либо за руководство сообществом (организацией) или входящими в него (нее) структурными подразделениями, а также за участие в нем (ней), имея в виду, что организованная преступность в ее различных проявлениях посягает на общественную безопасность, жизнь и здоровье граждан, собственность, нарушает нормальное функционирование государственных, коммерческих и иных организаций и общественных объединений.
    2. Решая вопрос о виновности лица в совершении преступления, предусмотренного статьей 210 УК РФ, судам надлежит учитывать, что исходя из положений части 4 статьи 35 УК РФ преступное сообщество (преступная организация) отличается от иных видов преступных групп, в том числе от организованной группы, более сложной внутренней структурой, наличием цели совместного совершения тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды, а также возможностью объединения двух или более организованных групп с той же целью.
    При этом под прямым получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений (например, мошенничества, совершенного организованной группой либо в особо крупном размере), в результате которых осуществляется непосредственное противоправное обращение в пользу членов преступного сообщества (преступной организации) денежных средств, иного имущества, включая ценные бумаги и т.п.
    Под косвенным получением финансовой или иной материальной выгоды понимается совершение одного или нескольких тяжких либо особо тяжких преступлений, которые непосредственно не посягают на чужое имущество, однако обусловливают в дальнейшем получение денежных средств и прав на имущество или иной имущественной выгоды не только членами сообщества (организации), но и другими лицами.
    3. Судам следует иметь в виду, что преступное сообщество (преступная организация) может осуществлять свою преступную деятельность либо в форме структурированной организованной группы, либо в форме объединения организованных групп, действующих под единым руководством. При этом закон не устанавливает каких-либо правовых различий между понятиями "преступное сообщество" и "преступная организация".

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *