Адвокат в гражданском процессе

Права и обязанности адвоката в суде

Адвокат занимается защитой интересов своих клиентов при рассмотрении:

  • Уголовных.
  • Гражданских.
  • Административных дел.

Соответственно, он обладает определенными правами и обязанностями, которые в различных судах могут быть совершенно различными. Давайте рассмотрим процессуальные права адвоката в судах различных областей права.

Адвокат в гражданском процессе.

В гражданском процессе адвокат называется представителем. Его полномочия в суде удостоверяются ордером, либо доверенностью. Эти документы, несмотря на практически полную идентичность, несколько отличаются друг от друга. В частности, ордер, хотя и позволяет полноценно работать в суде, не дает адвокату возможность самостоятельно принимать некоторые довольно важные решения. Например:

  • Заключить мировое соглашение.
  • Признать иск.
  • Изменить основание иска.

Это значит, что если адвокат работает на основании ордера, то присутствие клиента в зале судебного заседания крайне желательно.

Тем не менее, если у клиента нет желания появляться в суде лично, то можно выдать представителю доверенность, в которой будут четко перечислены все те права, которые вы предоставляете своему адвокату. По полным доверенностям адвокат может приобрести все ваши права и обязанности, а значит, может принимать решения по самым важным вопросам движения дела. При этом его права ничем не отличаются от ваших. Впрочем, если вы решили прекратить сотрудничество со своим адвокатом по тем или иным причинам, то доверенность можно отозвать в любое время.

Адвокат в суде по уголовным делам.

В уголовном процессе адвокат, выступающий на стороне подсудимого,  именуется защитником. Если адвокат выступает на противоположной стороне, то он называется представителем потерпевшего. Как ни странно может на первый взгляд показаться, но обязанности адвоката в суде по уголовному делу, если он выступает в качестве защитника, заключаются вовсе не в установлении объективной истины. Защитник обязан использовать все свои знания и профессиональные навыки, для того чтобы донести до суда все обстоятельства, способные оправдать подзащитного, либо же смягчить ему наказание. Поэтому адвокат может и обязан собирать всевозможные доказательства, делая это законными способами и средствами.

В украинском законодательстве указано, что защитник может быть предоставлен обвиняемому бесплатно (за счет бюджета государства), то от такого адвоката не следует ждать слишком многого.

Очень важно приглашать профессионального защитника с самого первого дня следствия. Все очень просто – на подозреваемого с первого дня оказывается усиленное психическое, а порой и физическое давление. Его обещают отпустить, запугивают, уверяют, что его показания им не нужны, а он является лишь свидетелем. В результате, когда за дело берется защитник, выясняется, что сделать он может очень немногое — нужные показания уже были получены, на этих показаниях были расколоты соучастники и проведены обыски.

Участие адвоката в гражданском судопроизводстве

Помните — адвокат имеет право присутствовать на допросах, и он вправе посоветовать вам, что стоит говорить, а что нет. Поэтому его участие будет нелишним даже на самых ранних этапах следственных действий.

Адвокат в административном процессе.

В административном процессе также может принимать участие адвокат. В данном случае он представляет интересы доверителя. Обычно его участие связано с рассмотрением дел о ДТП, однако, имеются и другие прецеденты. В данном случае, как и в предыдущем, крайне важно обратиться к адвокату за помощью как можно скорее, поскольку именно он поможет вам в даче показаний, что впоследствии поможет выиграть процесс.

Ордер как основание для сбора информации адвокатом в гражданском процессе

Н.Н. Брюховецкий, юрист Центра налогового и правового консультирования московской компании "ИРБиС-С".

Осуществление правосудия по гражданским делам на основе предусмотренных ч.

Права и обязанности адвоката в гражданском процессе статья

1 ст. 12 ГПК РФ (далее — ГПК) состязательности и равноправия сторон реализуется судом и участниками спора путем всестороннего исследования обстоятельств, лежащих в основе заявленных требований, приведенных возражений. Сама по себе четко обозначенная стороной дела суть нарушения принадлежащих ей гражданских прав, свобод и законных интересов действиями (бездействием) оппонента, впрочем, как и заявленная этим оппонентом правомерность своего поведения, без должного подтверждения не могут позволить суду на законных основаниях установить наличие или отсутствие обстоятельств, имеющих значение для дела и подтверждающих позиции участников спора. Картину произошедшего гражданского правонарушения или отсутствие такового суд восстанавливает на основании имеющихся в деле доказательств (ч. 1 ст. 55 ГПК). Автор не ошибется, утверждая, что 90% всех доказательств по гражданскому делу составляют разного рода справки, схемы, счета, договоры, акты и другие документы, т.е. письменные доказательства (ст. 71 ГПК). Так как гражданское судопроизводство инициируется лицом, обратившимся в суд за защитой своих интересов либо интересов других лиц согласно ст. 4 ГПК, то совершенно справедливо ч. 1 ст. 56 ГПК вменила в обязанность участникам спора доказывать те обстоятельства, на которые они ссылаются в обоснование своих требований, возражений, мнений, если иное не предусмотрено федеральным законом, причем в соответствии с ч. 1 ст. 57 ГПК доказательства представляются самими сторонами и другими лицами, привлеченными к рассмотрению дела. Представление доказательств в силу ч. 1 ст. 35 ГПК является процессуальным правом участников гражданского судопроизводства. Однако, предоставив сторонам возможность обосновывать свои доводы доказательствами, ГПК не наделяет их правом сбора доказательств, вследствие чего самостоятельное истребование необходимых сведений заинтересованными лицами, как показывает практика, заранее обречено на неудачу. Компетентные должностные лица обычно требуют официального судебного запроса, который в свою очередь может быть сделан после принятия судом искового заявления (заявления) к производству и удовлетворения ходатайства соответствующей стороны об истребовании доказательств. Такая практика сказывается на качестве подготовки участников дела, затягивает срок рассмотрения спора, влечет за собой дополнительные расходы истца, ответчика, третьего лица. Фактически законодатель оставил участников гражданского процесса, в том числе потенциальных, один на один с органами государственной и местной власти, правоохранительными органами, иными организациями и объединениями, поставив возможность доказательственного подтверждения своих доводов в зависимость от порядочности и профессионализма должностных лиц.

Не лучшим образом обстоят дела и у адвокатов. Являясь в силу ст. 48 ГПК представителем в гражданском процессе, имея ордер, выданный адвокатским образованием, и получив все процессуальные права своего доверителя, предусмотренные ч. 1 ст. 35 ГПК, адвокат сталкивается с тем, что его запросы, сделанные на основании исключительно ордера, не удовлетворяются: должностных лиц обычно настораживает отсутствие у адвоката доверенности, предоставляющей ему право истребовать необходимые документы. Поэтому и в адвокатской среде бытует мнение, что для получения документов, планируемых к предоставлению в суд, адвокату недостаточно иметь только ордер.

Автор возьмет на себя смелость прокомментировать российское законодательство, предоставляющее адвокату, получившему ордер на представление интересов доверителя, в гражданском судопроизводстве возможность запрашивать необходимую письменную информацию.

Согласно ч. 3 ст. 1 ГПК гражданское судопроизводство ведется в соответствии с федеральным законодательством, действующим во время рассмотрения и расширения гражданского дела, совершения отдельных процессуальных действий или исполнения судебных постановлений, постановлений других органов. Законодатель предусматривает наличие судебного статуса и соответствующих полномочий у отдельных участников гражданского спора. Нормативным актом, предоставляющим такие особые полномочия, является Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации".

В пункте 1 части 3 ст. 6 Закона об адвокатуре содержатся следующие положения: "Адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, а также общественных объединений и иных организаций". Проанализировав данное извлечение, можно выделить один важный момент, а именно: только оказывая юридическую помощь, адвокат вправе запрашивать справки, характеристики и другие документы. Сам по себе адвокатский статус не дает лицу, им обладающему, никаких дополнительных процессуальных возможностей, необходимы действия в интересах лица (лиц), т.е. занятие своей профессиональной деятельностью.

Согласно п. 4 ч. 2 ст. 2 Закона участие адвоката в качестве представителя доверителя в гражданском судопроизводстве является оказанием юридической помощи.

Первый вывод: представляя интересы доверителя в гражданском процессе, адвокат имеет право собирать письменные доказательства путем официального запроса.

Право представлять интересы доверителя в суде общей юрисдикции возникает у адвоката с момента получения ордера (ч. 5 ст. 53 ГПК). Ордер является документом, подтверждающим волеизъявление лица, фамилия, имя и отчество которого указаны в нем, на представление его интересов конкретным адвокатом, чьи данные также содержатся в ордере. Отсутствие подтверждающей и соответственно уполномочивающей подписи доверителя компенсируется особой формой получения ордера — выдается адвокатским образованием, наличием печати и подписи руководителя данного адвокатского образования (филиала). О доверенности в ч. 5 ст. 53 ГПК не сказано ни слова. Кроме того, согласно ст. 54 ГПК доверенность выступает гарантом специальных представительских полномочий, в которые не включен сбор письменных доказательств. Значит, право адвоката запрашивать необходимые сведения при наличии не требует дополнительного подтверждения доверенностью.

Пункт 2 ст. 6 Закона N 63-ФЗ указывает, что в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат для исполнения поручения должен иметь ордер, например для представления интересов в гражданском процессе. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности, причем, как следует из смысла п. 2, законодатель имел в виду случаи, когда доверенность является единственным документом, уполномочивающим адвоката на оказание юридической помощи. Гражданское судопроизводство к таким случаям не относится.

Гражданский процесс считается начатым с момента вынесения судьей определения о принятии искового заявления (заявления) к производству (ст. 133, ч. 1 ст. ст. 246 — 263 ГПК). Ордер не дает адвокату права подписания искового заявления (заявления) и предъявления его в суд. Вследствие данных обстоятельств складывается ошибочное представление, что участие адвоката на стадии личной досудебной подготовки сводится к подготовке текста документа, подлежащего направлению в суд и различного рода консультациям доверителя. Но, как указал автор, такое представление ошибочно. Получив ордер, адвокат имеет право представлять доверителя в суде (ч. 5 ст. 53, ст. 54 ГПК). Представление доверителя в гражданском процессе, согласно п. 4 ч. 2 ст. 2 Закона N 63-ФЗ, является оказанием юридической помощи. Необходимо еще раз вернуться к ст. 6 Закона: п. 1 ч. 3 дает адвокату право "собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать… документы…". Заменив общее понятие "оказание юридической помощи" на конкретный ее вид, "участие в качестве представителя в гражданском судопроизводстве", получим следующее: "адвокат вправе собирать сведения, необходимые для его участия в качестве представителя в гражданском судопроизводстве, в том числе запрашивать документы". Из сформулированного предложения с измененным текстом, но неизменным содержанием видно, что законодателем не определено время возникновения у адвоката права на запрос необходимых сведений, так как определенные сведения могут стать необходимыми и на стадии личной досудебной подготовки, и после принятия судом иска к производству, и при рассмотрении дела по существу. В то же время четко указано, что запрашиваемые сведения адвокат считает необходимыми письменными доказательствами, подлежащими представлению в суд. Когда же истребуемые документы должны оказаться на столе у соответствующего судьи вместе с поступившим исковым заявлением или ходатайством адвоката о приобщении их к делу в ходе судебного разбирательства, и должны ли они в принципе быть представлены в суд, законом не определено. Доверитель может вообще отказаться впоследствии от обращения в суд.

Второй вывод: адвокат имеет право запрашивать документы, необходимые для использования в гражданском судопроизводстве, на основании ордера, как в период досудебной подготовки, так и после принятия судом искового заявления (заявления) к производству, причем сведения, которые запрашивает адвокат, могут содержать информацию, касающуюся не только лично доверителя, но и других лиц.

Функции и обязанности правозащитника, специализирующегося на гражданских делах, чётко обозначены. Категории дел, которые он может рассматривать, позволяют его охарактеризовать, как многопрофильного юриста.

Адвокат по гражданским делам

Участники правовых гражданских отношений при возникновении спорной ситуации, стремятся к её разрешению в суде. Представителем истца и ответчика, является квалифицированный адвокат по гражданским спорам.

Функции правозащитника

Роль правозащитника определена предельно чётко и ясно, он должен выполнять следующие функции:

  1. Предоставление консультаций;
  2. Защита интересов доверителя;
  3. Отстаивание разработанной правовой позиции.

Отметим, что правозащитник, специализирующийся на гражданских делах – это многопрофильный юрист, который готов консультировать  клиентов  в разных областях. Однако, в случае невозможности досудебного урегулирования, понадобиться не только консультация, но и участие юриста  в процессе судопроизводства.

Обязанности юриста

Обязанности специалиста в этом случае будут следующие:

  • Сбор доказательной базы – материалы потребуются для обоснования предъявленного искового требования;
  • Составление исков;
  • Подготовка жалоб;
  • Написание ходатайств;
  • Совершение процессуальных действий – истребование доказательств, приобщение собранной базы к делу.

Основной целью юриста, является отстаивание интересов доверителя, которые формулируются в виде правовой позиции, имеющей законодательную основу. Действия юриста будут иметь наступательный и инициативный характер, адвокат должен выступить с речью от имени доверителя, при этом вся ответственность за решение, принятое судом по итогам выступления ляжет на юриста. Специалист в полном объёме использует собственный  профессиональный опыт, для реализации законных требований клиента.

Рабочие категории

Опытный и квалифицированный юрист, специализирующийся на гражданских делах, должен в полной мере ориентироваться во всех категориях:

  1. Семейные споры;
  2. Жилищные вопросы;
  3. Наследственные и имущественные дела;
  4. Сделки с недвижимостью;
  5. Налогообложение;
  6. Трудовое законодательство.

Решение семейных споров, направлено на урегулирование конфликтных ситуаций, возникших между супругами, детьми или прочими родственниками, в том числе не состоящими в кровном родстве. Если речь идёт о разводе, то специалист помогает определить долю каждого супруга в совместно нажитом имуществе, и заключить соглашение о его справедливом разделе. Оказывается профессиональная поддержка  в установлении родительских прав, или лишении таковых, а также оспаривании отцовства. Именно адвокат поможет определить, кто будет воспитывать детей после развода, до достижения ими совершеннолетия.

Разрешение жилищных споров под руководством опытного юриста, поможет определить, кто будет распоряжаться  недвижимым имуществом. Благополучно разрешаются вопросы, связанные с выселение  или вселением граждан, наймом и арендой жилья, возмещение ущерба, нанесённого жилому фонду.

Наследственные вопросы, преимущественно связаны с несвоевременным вступлением в права и оспариванием завещания.

УЧАСТИЕ АДВОКАТА В ГРАЖДАНСКОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Имущественные дела, связаны с возмещением причинённого ущерба, например, нанесённого при ДТП, затоплении, пожаре. Гарантируется возвращение полной стоимости утраченного имущества.

Каждый гражданин имеет право на труд и отдых, времена меняются, а эти права не перестают нарушать, поможет отстоять свои интересы опытный адвокат. Юрист вынудит работодателя в точности соблюдать трудовое законодательство:

  • Восстановит на рабочем месте;
  • Взыщет задолженность по зарплате;
  • Предотвратит несанкционированное распространение персональной информации о работнике.

Обратившись к адвокату по гражданским делам, вы сможете решить любую проблему, ставшую следствием гражданско-правовых отношений.

Полномочия адвоката — представителя в гражданском и арбитражном процессе и их оформление

Ивакин В., доцент кафедры гражданского, арбитражного и административного процессуального права Российской академии правосудия и кафедры адвокатуры и нотариата Московской государственной юридической академии, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, кандидат юридических наук.

Представитель в гражданском и арбитражном судопроизводстве осуществляет свою деятельность в пределах предоставленных ему полномочий, в связи с чем вопросы о понятии полномочий, их оформлении и объеме имеют важное практическое значение и требуют тщательного изучения.

В процессуальной теории во многом под влиянием цивилистической науки сложился взгляд, согласно которому полномочия представителя есть не что иное, как субъективные права <1>. Однако при этом недостаточно учитывается специфика данного понятия, которая привела к возникновению и выделению в юридическом языке термина "полномочие" наряду с термином "право". Полномочия отличаются от субъективных прав тремя существенными признаками: 1) они представляют собой правовые возможности совершения процессуальных действий не от своего собственного имени, а от имени другого лица; 2) полномочия производны от субъективных прав; 3) возникновение и дальнейшее существование полномочий у представителя по общему правилу зависят от воли представляемого лица. С учетом указанных признаков следовало бы отграничивать полномочия представителя от субъективных прав <2>, не смешивая их, в частности, с общими правами лиц, участвующих в деле, представляющих собой правовые возможности совершения процессуальных действий от своего собственного имени.

<1> Розенберг Я.А. Представительство по гражданским делам в суде и арбитраже. Рига, 1981. С. 77; Гражданское процессуальное право // Под ред. М.С. Шакарян. М., 2005. С. 116 — 117 (автор главы — О.П. Чистякова); Коршунов Н.М., Мареев Ю.Л. Гражданский процесс. М., 2006. С. 120. В науке об адвокатуре полномочия судебного представителя признает его субъективными процессуальными правами Э.Е. Колоколова (см.: Колоколова Э.Е. Адвокат — представитель в гражданском процессе России. М., 2005. С. 112 — 114).
<2> Ивакин В.Н. Понятие полномочия представителя в ГПК и теории // Проблемы применения и совершенствования Гражданского процессуального кодекса РСФСР: Сб. науч. тр. Калинин, 1984. С. 70 — 71.

Не соответствует обычному пониманию и употреблению термина "полномочие", обозначающего правовую возможность, которой представляемый наделяет представителя, определение полномочия как субъективной обязанности представителя перед представляемым совершить определенные юридические действия от его имени, выраженной в установленной законом форме, доступной восприятию третьими лицами <3>. В данном случае полномочие смешивается с правовым явлением иного порядка — юридической обязанностью представителя, составляющей основной элемент его правоотношений с представляемым. Называть же юридическую обязанность полномочием, говорить о возложении на представителя полномочия, именовать лицо, несущее обязанность, уполномоченным лицом — значит вносить путаницу в юридическую терминологию. То, что уполномоченное лицо одновременно является и обязанным лицом, вовсе не говорит о том, что нужно отождествлять понятия "полномочие" и "обязанность". Особенно хорошо видно, что полномочие не является обязанностью, применительно к полномочиям процессуальных представителей. Так, например, в силу ст. 54 ГПК РФ представитель в гражданском процессе наделяется полномочием заявить отвод судье.

Права и обязанности адвоката в гражданском процессе

Но является ли данное полномочие одновременно и обязанностью представителя? Разумеется, нет, потому что заявление отвода судье вовсе не является обязательным действием, которое должен совершить представитель.

<3> Скловский К.И. Представительство в гражданском праве и процессе (вопросы теории: сущность, содержание, структура): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Харьков, 1982. С. 8.

Следует также отметить, что, вопреки ранее изложенному К.И. Скловским <4>, при его оформлении в установленном законом порядке полномочие доводится до сознания третьих лиц не как правовое долженствование, а как правовая возможность, которой представитель наделен представляемым по отношению к этим лицам.

<4> Там же.

Соответственно, нельзя согласиться и с мнением, что полномочие процессуального представителя является одновременно и его правом по отношению к суду, и его обязанностью по отношению к представляемому <5>. Обосновывая такое определение полномочия представителя, С.А. Халатов ссылается на дореволюционное законодательство, которое, по его утверждению, рассматривало полномочие представителя как право применительно к суду (ст. 250 Устава гражданского судопроизводства указывала, что предоставление поверенному права принести апелляционную жалобу должно быть положительно выражено в доверенности), а также как обязанность применительно к представляемому (ст. 254 Устава предусматривала, что председатель суда при отказе представителя от представительства определяет срок, по истечении которого поверенный признается свободным от своей обязанности, а до этого срока обязан ходатайствовать по делу в пределах своих полномочий) <6>. Однако во втором случае применительно к правовому долженствованию представителя по отношению к представляемому законодатель употреблял именно термин "обязанность", а не "полномочие", и из приведенных норм вовсе не видно, чтобы он отождествлял эти понятия.

<5> Халатов С.А. Представительство в гражданском и арбитражном процессе. М., 2002. С. 102. См. также: Войтович Л.В. Ведение дел в гражданском и арбитражном процессе посредством действий представителя: Дис. … канд. юрид. наук. Хабаровск, 2004. С. 108.
<6> Халатов С.А. Указ. соч. С. 102.

Согласно части 5 ст. 53 ГПК РФ право адвоката на выступление в суде в качестве представителя удостоверяется ордером, выданным соответствующим адвокатским образованием. Форма ордера утверждается федеральным органом юстиции (п. 2 ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации"). В настоящее время действует форма ордера, утвержденная Министерством юстиции Российской Федерации. Ордер должен быть подписан руководителем адвокатского образования (его филиала), в том числе управляющим партнером адвокатского бюро.

Иногда в публикациях, посвященных вопросам адвокатуры, предпринимаются попытки определить значение ордера в гражданском процессе, но они не отличаются точностью. Так, Р. Лисицин видит это значение в следующем: с момента присвоения статуса адвоката он наделяется общей правосубъектностью, т.е. получает потенциальную возможность использовать общие полномочия адвоката. Для того чтобы данная возможность стала реальной, адвокат должен получить специальную правосубъектность, означающую его способность осуществлять адвокатскую деятельность. По мнению указанного автора, она наступает с момента допуска адвоката в гражданский процесс в качестве соответствующего субъекта. Следовательно, с момента предъявления ордера должностному лицу, в чьем производстве находится гражданское дело, адвокат приобретает специальную правосубъектность представителя и может использовать специальные полномочия определенных процессуальных субъектов (истца, ответчика, третьего лица) <7>.

<7> Лисицин Р. Для чего адвокату ордер? // Российская юстиция. 2003. N 8. С. 29.

Очевидно, однако, что в этом случае в значительной мере произвольно толкуется понятие правосубъектности, которая фактически отождествляется с наличием у лица статуса субъекта определенных правоотношений. Между тем обладать правосубъектностью и быть субъектом отношений, урегулированных той или иной отраслью права, — не одно и то же, поскольку правосубъектность — это лишь способность быть субъектом правоотношений, необходимая предпосылка участия в них. С момента же присвоения статуса адвоката (а точнее, с момента избрания адвокатом конкретного адвокатского образования, в котором он будет осуществлять свою деятельность) лицо, приобретшее такой статус, получает не "потенциальную возможность использовать общие полномочия адвоката", а все общие права адвоката, закрепленные в Федеральном законе "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (п. 3 ст. 6) и, следовательно, становится субъектом отношений, регулируемых законодательством об адвокатуре, а не приобретает лишь способность быть их субъектом, т.е. правосубъектность.

Аналогичным образом с момента предъявления ордера судье, в производстве которого находится гражданское дело (точнее, с момента его допуска данным лицом к участию в процессе), адвокат приобретает не специальную правосубъектность представителя, т.е. способность быть представителем, а процессуальный статус последнего, и с этого момента у него возникают особые правовые возможности — полномочия. Действительное же значение ордера состоит в том, что он подтверждает право адвоката на участие в качестве представителя в процессе по конкретному делу, о чем и говорится в ч. 5 ст. 53 ГПК РФ.

Для совершения так называемых распорядительных действий (действий по распоряжению предусмотренными законом процессуальными средствами защиты, в частности, иском) адвокат-представитель должен иметь доверенность с указанием в ней на соответствующие специальные полномочия. Доверенности, выдаваемые адвокату гражданами, могут быть удостоверены в нотариальном порядке (что чаще всего и имеет место) либо организациями, администрацией некоторых учреждений и должностными лицами, названными в ч. 2 ст. 53 ГПК РФ (применительно к представительству, осуществляемому адвокатами, например, администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором доверитель находится на излечении, начальником соответствующего места лишения свободы, если лицо находится в таком учреждении).

Доверенность от имени организации выдается за подписью ее руководителя или иного уполномоченного на это ее учредительными документами лица, скрепленная печатью этой организации (ч. 3 ст. 53 ГПК РФ).

Если вопрос о порядке оформления полномочий адвоката — представителя в гражданском процессе решен законом достаточно ясно и четко, то иное положение существует в арбитражном процессе. Согласно ч. 3 ст. 61 АПК РФ полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде удостоверяются в соответствии с федеральным законом. В связи с отсутствием конкретной регламентации в арбитражном процессуальном законодательстве порядка оформления полномочий адвоката в современной юридической литературе высказываются различные мнения по поводу того, как должны быть оформлены данные полномочия. Так, ряд ученых, занимающихся проблемами адвокатуры, полагают, что полномочия адвоката на ведение дела в арбитражном суде оформляются ордером или доверенностью. При этом адвокат как представитель по ордеру имеет право на совершение от имени клиента всех процессуальных действий, кроме распорядительных. Полномочия же адвоката на совершение действий, перечисленных в ч. 2 ст. 62 АПК РФ, должны быть специально предусмотрены в доверенности. Соответственно, более правильным для адвоката признается оформление взаимоотношений с клиентом путем получения доверенности с полным объемом полномочий. В основе приведенных взглядов лежит отождествление порядка оформления полномочий адвоката — представителя в арбитражном процессе с порядком оформления его полномочий в гражданском процессе <8>.

<8> Смоленский М.Б. Адвокатская деятельность в России: Учебник. М.: Ростов н/Д, 2004. С. 221; Адвокатская деятельность: Учебно-практическое пособие // Под ред. В.Н. Буробина. М., 2005. С. 456 (автор главы — А.С. Мамыкин); Бойков А.Д., Капинус Н.И., Тарло Е.Г. Адвокатура в России: Учеб. пособие. М., 2005. С. 155.

Близкую позицию по тому же вопросу занимают и некоторые ученые-процессуалисты. В частности, в одном из комментариев к АПК РФ 2002 г. утверждается, что, поскольку в АПК РФ в отношении участия адвоката в арбитражном процессе на основании ордера нет прямого указания, а в другом Федеральном законе это не предусмотрено, адвокат вправе быть представителем в арбитражном суде на основании доверенности, выданной ему доверителем. Вместе с тем если адвокат предъявит в арбитражном суде ордер, выданный в установленном порядке, следует признать его полномочия представителя подтвержденными <9>.

<9> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. М., 2003. С. 189.

По мнению О.П. Чистяковой, анализ ст. 6 Федерального закона от 31 мая 2002 г. "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" позволяет сделать вывод, что в подтверждение общих полномочий адвокату достаточно представить суду ордер, выданный одним из адвокатских образований, предусмотренных ст. 20 того же Закона (адвокатским кабинетом, коллегией адвокатов, адвокатским бюро или юридической консультацией). Статья 6 Закона, как указывает данный автор, не исключает также возможности оформления полномочий адвоката с помощью доверенности. Специальные же полномочия, перечисленные в ч. 2 ст. 62 АПК, в случае наделения ими адвоката должны быть особо оговорены в доверенности либо ином документе <10>.

<10> Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. М.С. Шакарян. М., 2003. С. 151.

Между тем из содержания ст. 6 Закона об адвокатуре, вопреки вышеприведенным довольно многочисленным взглядам, вовсе не вытекает, что адвокат может быть допущен к участию в арбитражном процессе на основании представленного им ордера. Согласно п. 2 этой статьи в случаях, предусмотренных федеральным законом, адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения, выдаваемый соответствующим адвокатским образованием. В иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. Поскольку же ст. 61 АПК РФ не предусматривает представления ордера, адвокат должен осуществлять представительство на основании доверенности. Судебно-арбитражная практика показывает, что именно доверенность признается судьями документом, уполномочивающим адвоката на ведение дела в арбитражном суде.

По утверждению В.М. Шерстюка, адвокат вправе представить арбитражному суду и ордер на исполнение поручения, однако его представление не освобождает адвоката от обязанности представить суду доверенность на исполнение поручения <11>. Вместе с тем, во-первых, едва ли можно говорить о праве представления адвокатом арбитражному суду в подтверждение своих полномочий документа, не предусмотренного законом, во-вторых, поскольку без доверенности в данном случае все равно не обойтись, что признает сам автор, представление адвокатом ордера не имеет и практического смысла.

<11> Шерстюк В.М. Арбитражный процесс (в вопросах и ответах): комментарии, рекомендации, предложения по применению Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации. М., 2004. С. 72. См. также: Кучерена А.Г. Адвокатура. М., 2006. С. 511.

Р. Лисициным высказан взгляд, согласно которому ст. 54 ГПК РФ было бы целесообразно дополнить положением о том, что перечисленные в ней дополнительные права представителя могут быть специально оговорены не только в доверенности, но и в ордере адвоката. Это, по его мнению, можно сделать путем перечисления указанных прав на обратной стороне ордера и удостоверения соответствующего волеизъявления доверителя его подписью, заверенной руководителем адвокатского образования. Реализация данного предложения, как полагает автор, упростит порядок принятия адвокатом поручения по гражданскому делу, а также будет способствовать единообразию процессуальной формы <12>. Однако подобное нововведение едва ли приемлемо, поскольку, не говоря уже о том, что оно не вписывается в существующую форму ордера, утвержденную Министерством юстиции Российской Федерации в соответствии с п. 2 ст. 6 Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", в таком случае чрезмерно упрощается порядок оформления полномочий на совершение процессуальных действий, способных весьма существенно затронуть права представляемых лиц. На практике же принятие предложения Р. Лисицина может привести к злоупотреблениям, серьезно нарушающим права доверителей. Очевидно, что в случаях временного отсутствия руководителя адвокатского образования (отпуск, командировка и т.п.) либо умышленного расширения своих полномочий адвокатом без согласования с представляемым лицом, в том числе в корыстных целях, едва ли что-то будет реально препятствовать адвокату учинить подпись на обратной стороне ордера за руководителя адвокатского образования. Необходимо также учитывать, что если адвокат работает в адвокатском кабинете, то заверять подпись доверителя будет он сам, что еще более увеличивает угрозу удостоверения полномочий адвоката на совершение распорядительных действий, которыми на самом деле доверитель его не наделял. Разумеется, не все адвокаты способны на такие действия и могут на них пойти, но вероятность подобных случаев достаточно велика, чтобы не принимать ее во внимание.

<12> Лисицин Р. Указ. соч. С. 30.

Сказанное, однако, не означает, что с правовым регулированием отношений по поводу оформления полномочий адвоката-представителя все обстоит благополучно и оно не нуждается в совершенствовании. Так, едва ли оправданным является положение, при котором адвокат допускается в качестве представителя в арбитражный процесс по доверенности, в то время как для участия в гражданском процессе ему достаточно предъявления ордера. Упрощенный порядок оформления полномочий адвоката в гражданском, как и в уголовном, процессе обусловлен, в частности, тем, что он как лицо, которому государством делегировано выполнение функции защиты прав и законных интересов граждан и организаций, выполняет публично-правовую функцию и выступает в качестве правозаступника, а не просто частноправового представителя участвующего в деле лица. Кроме того, необходимость предъявления адвокатом не доверенности, а ордера существенно облегчает оформление его полномочий, что немаловажно с практической точки зрения, поскольку адвокатом может вестись значительное количество гражданских дел в судах с разными доверителями. Однако публично-правовая функция защиты прав и охраняемых законом интересов других лиц осуществляется адвокатами как в гражданском, так и в арбитражном процессе, и их участие во втором процессе по существу ничем не отличается от участия в первом, в связи с чем следовало бы предусмотреть в Арбитражном процессуальном кодексе Российской Федерации полномочие адвоката на выступление в суде в качестве представителя на основании ордера. Одновременно была бы устранена и существующая не совсем понятная ситуация, при которой порядок оформления полномочий адвоката — представителя в гражданском судопроизводстве урегулирован непосредственно ГПК РФ, а по вопросу об оформлении полномочий адвоката — представителя в арбитражном судопроизводстве АПК РФ отсылает к иному федеральному закону. К тому же, как уже отмечалось выше, толкование действующих норм Закона об адвокатуре, посвященных оформлению полномочий адвоката, не отличается единообразием. Все это говорит о том, что регламентировать порядок оформления полномочий адвоката, выступающего в качестве представителя, целесообразнее непосредственно в АПК РФ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *